Искусство

Что делать в школе вовлеченного искусства «Что делать»?

В Петербурге до 29 января идет новый набор в Школу вовлеченного искусства «Что делать» (ШВИЧД). И хоть времени осталось совсем мало, мы все же решили попросить поделиться впечатлениями от школы тех, кто из Омска прошел в ней обучение.

Школа вовлеченного искусства «Что делать» развивает новое поколение художников, которые смогли бы в своем творчестве обращать внимание людей на острые проблемы современного общества и находить для этого визуальные формы выражения. Кураторы школы видят в этом главную ее задачу. Программа обучения сформирована на основе междисциплинарных связей между различными областями знания и практик — социологией и хореографией, урбанинизмом и поэзией; активизмом и историей искусств; гендерными исследованиями и теорией драмы; перформативными практиками и медиа-исследованиями, которые формируют единый контекст современного искусства. Стипендии школы покрывают расходы на дорогу до Петербурга, проживание и питание в одном из хостелов.

Заявки, заполненные по специальной форме, принимаются по адресу dmvilen@gmail.com до 29 января. Также в группе школы на Фэйсбуке сообщается, что прием заявок будет продлен до 31 января: «Кто готовит документы для подачи в ШВИ или ещё думает — мы готовы принять заявки, подданные после 29-ого числа до 31-ого вечера, только если до субботы утром получим по мейлу просьбу их рассмотреть. И еще одно уточнение — те, кто по профессиональным причинам не могут участвовать в ШВИ на постоянной основе, мы предлагаем ограниченное число мест как вольнослушателям, но подача заявки также обязательна. По крайней мере мотивационного письма — всем удачи — осталось два дня до окончания приема».

Чтобы подробнее узнать о миссии школы, можно прочитать ее программный документ на сайте — Декларацию о политике, знании и искусстве. Художников из Омска мы расспросили, как проходит обучение и почему стоит попробовать, если вы знаете, что такое современное искусство.

Анна Терешкина

художница, участница Швейного кооператива «Швемы», родилась в Омске, живет в Петербурге

Мне лично ШВИЧД подарила не только знания, но и счастье общения с прекрасными людьми — студентами 1-го и 2-го года обучения, тьюторами, преподавателями. Это оказалось то событие, которое определило мои интересы и круг общения на годы вперёд. С другой стороны — мои взгляды на искусство расширились и сильно поменялись, и это привело к тому, что многие прежние связи оборвались.

Могу вспомнить первое задание в коллективе из 3-х человек — снять и смонтировать художественное видео в форме блока теленовостей. Нас разбили на группы, выбрав в каждый коллектив по одному человеку с навыками монтажа. Не имело значения, на камеру снимать или на телефон. Я впервые должна была делать произведение, постоянно советуясь с двумя малознакомыми мне людьми. Это сильно выбивало из зоны комфорта и одновременно открывало новые способы мыслить и делать. Разделение работы, неожиданные предложения по сценарию, поддержка и обучение друг друга — всё это лишь маленькая часть того моря, в котором мы все оказались.

Уже через 3 месяца после начала обучения мы с 5 девушками образовали первую в моей жизни перформанс-группу, которая называлась НДТ МР Цвела (Не для тебя моя роза цвела). Потом было еще несколько женских и смешанных групп, и сейчас я продолжаю заниматься искусством в форме швейного кооператива «Швемы». Это не значит, что жизнь каждой или каждого, кто поступил, поступила, тотально поменяется, как моя — у меня была ситуация одиночества и поиска после переезда в Питер, поэтому мне это было необходимо. Были люди, ушедшие после 2−5 месяцев обучения, которым было дискомфортно или они чувствовали, что не получают ничего нового. И это нормально, у всех свой бэкграунд и степень открытости.

Если взвешивать все «за» и «против» такого обучения — однозначно нужно идти, это всего лишь год, а не пять лет, как в вузах, и пока есть возможность получить такое образование в нашей стремительно закрывающейся стране, лучше получить его, пока не поздно.

Мария Александрова

дизайнер костюма, художница, участница Творческого объединения «Наденька», живет в Омске


Вспоминаю предметы, которые преподают: история современного искусства, критическое письмо, современный танец, политология, английский. На английском разбирали различные тексты по искусству и общались опять же про искусство с носительницей языка и практикующей художницей. У нас были тематические лекции от различных приглашенных теоретиков, работы с тьюторами над проектами, встречи и дискуссии с практикующими художниками и кураторами. Я помню встречу с Павленским, Куликом, Мизиано, Давидом Риффом. Много работы с основными текстами про искусство, чтение, разбор, обсуждение. Ну и практические задания, индивидуальные и групповые. Два раза за обучение у нас были отчетные выставки. Но каждый блок наполнялся очень по-разному, помню, были встречи и с урбанистами питерскими (Центр независимых социологических исследований). Когда шла Манифеста в Питере очень много общались с приезжими художникамии. Каждый год обучения складывается по-своему, новые темы и новая атмосфера складывается среди студентов.