Город

Жизнь человека в городе: разговор с кураторами первых Урбанистических чтений в Омске

4 марта в Библиотеке Пушкина пройдут первые Урбанистические чтения в Омске. Мероприятие устраивает Институт «Град», который создает генпланы городов, используя современные технологии. Они вовлекают в этот процесс, в том числе в принятие важных городских решений, горожан. Институт работает по всей стране, но не в Омске.

Илья Севастьянов: Когда затевалась серия мероприятий, которые открывали все последующие события связанные с реконструкцией Омской крепости, цикл лекций Public Speech назывался «Человек в Омской крепости». Мы хотели обратить внимание именно на то, как человек в разное время ощущал себя в этом месте, что делал, как жил. В общем, как использовал это пространство. Там потом история пошла своим ходом. Сегодня у первых Урбан чтений в Омске несколько разных секций и все они про жизнь человека в городе.

Ирина Стуканева: Конечно, сначала человек, а потом все остальное. Человек-крепость, человек-город, человек-транспорт, человек-автобус, человек-улица. Инициатором чтений была не я. Но это повод собраться и поговорить немного в другом формате, чем формат нашей ежегодной градостроительной конференции.

Варвара Семина: Илья Сергеевич Бальцер решил, что должен быть другой формат для привлечения людей без пиджаков и без галстуков. Чтобы в чтениях приняли участие не только люди, которые участвуют в управлении, но и те, кто просто пользуется средой, каждый день ходит на работу. Обычные люди, которые встречаются с гораздо большим количеством проблем.

Роман Ковалев: Кто в городе является центральным субъектом действия? Это человек. Город должен существовать для него. Именно поэтому вовлечение горожан в процессы принятия решений это основная функция, какую нужно в наших реалиях разработать и внедрять. Как сделать так, чтобы люди могли в полной мере отражать свои идеи, мысли, пожелания при проектировании, при разработке градостроительной документации. Мы понимаем, что когда строят какой-нибудь дом, у людей могут спросить нужен ли им парк. А в более крупных проектах, как здесь подходить к выявлению мнений? Нельзя же спросить каждого. А если спрашивать, то у большинства этого мнения нет. Как его помочь сформулировать, донести, чтобы это не оставалось простой болтовней?

Ирина Стуканева: …общественный транспорт, как и многое другое, очень больной вопрос для города.

Илья Сеастьянов: Вам удалось собрать много больных вопросов. И про общественные пространства, и про участие горожан, и про городскую политику.



Ирина Стуканева: Да, мы решили поговорить обо всем, а на самом деле об одном и том же — о человеке в городе. Сначала не было желания на Омске сосредотачиваться, но, наверное, это будет человек и город Омск. Общественный транспорт в Омске — я не знаю, назвать ли этот вопрос больным. Мне кажется, в понимании сегодняшнего дня этого транспорта просто нет у нас. Есть некие приспособления, которыми люди вынуждены пользоваться, если у них нет личного автомобиля, или он в ремонте, или в непогоду, когда нельзя дойти пешком.

Может быть, это пошел посыл с начала подъема Омской крепости и мы так начинаем курсом выходить на общественные пространства Омска, которых тоже в Омске практически нет. В том понимании, в котором они существуют в мире. Поэтому говоря о них, нужно сразу же говорить про транспорт. Я помню этот лозунг, который с УрбанФорума, Варя. Когда мы хотим решить проблему транспорта, нужно думать не о том, как будут двигаться машины, а о том, как будут двигаться люди. И тогда мышление немножко разворачивается.

Я выяснила, что в Омской администрации есть люди, которые отвечают за какую-то экологию транспортную, за безопасный транспорт. Мы их приглашаем. У нас в городе есть, оказывается, передовые институты, которые занимаются моделированием транспорта. Эти модели построены для Перми, Самары, Нижнего Новгорода, Красноярска. В этом же ряду есть модель для города Омска. Попробуем ее найти.

Алексей Дударев: Я вижу людей, которые идут, уставившись в мобильный телефон. Их больше окружает не городское пространство с его историей, людьми, архитектурой, а их больше окружает информационное пространство. К сожалению, сегодня любую страну воспринимают как некое место работы, которое можно сменить. Такое же отношение к окружающей среде. Но эта тенденция пройдет как и другие тенденции. Уже наступает пресыщение различными новостями — надо их фильтровать, возвращаться к книжкам, читать сложную информацию. Так же и с мобильным пространством — люди это переживут и начнут общаться больше друг с другом. В этом плане создание ГИС-приложений позволяет вовлечь граждан в жизнь города, обратить их внимание в виртуальной среде на реальную среду, ее проблемы и возможности.



На чтениях мы представим проекты, разработанные на ГИС-субботкнике. Один проект помогает узнавать историю города в игровой форме. Наша команда попробовала сделать приложение, которое показывает, где люди предпочитают гулять или где они никогда не были. Ментальная карта в приложении «Где-Где». Третья команда сделал агрегатор новостей, который показывает, где происходит эта новость на карте. Что происходит именно рядом с тобой и может оказать влияние непосредственно на тебя? Мы хотим показать эти приложения тем, кому нравится гулять по городу, кого волнует его история или будущее, чтобы они могли это все выразить в виде линий, полигонов и точек на интерактивной карте, поделиться мнением с теми, кто еще не гуляет, а сидит в сети.

Что касается данных. Взаимодействие с властью в нашем государстве контрпродуктивно. Власть не умеет так же, как мы не умеем друг с другом взаимодействовать качественно. Она не умеет взаимодействовать с проектами, которые реализуются на любой основе, кроме законодательно обоснованной. Все должно быть четко, контракт, ТЗ, и тогда мы работаем. А нет бумажки — нет никакого эффективного взаимодействия. К сожалению, в Омске не открыт ни один набор пространственных данных за исключением тех, что можно посмотреть на геопортале Омской области. Но он уже 2 года не развивается в связи с нехваткой финансирования, средств на пространственные данные. Но не беда, есть сообщества, есть OpenStreetMap, есть коммерческие компании, такие как 2гис. Информация о территории в каких-то качествах формируется и мы ее в своих проектах используем.

Через открытые порталы можно свой фидбек оставить. И не нужно для этого ходить на публичные слушания, подбирать время и надевать резиновые сапоги. С использованием интерактивных карт можно собирать фидбек, в том числе от тех, кто никогда не пойдет общаться. Это как раз вовлечение тех категорий граждан, которые иначе вовлечь просто невозможно. Можно пройтись по городу, сфотографировать то, что не нравится, или то, что нравится, зафиксировать геопозицию фотографий и сказать, вот 55 точек моего интереса и вот мое мнение. Это очень круто, если такие люди есть. Когда мы в Сургуте готовились к публичным слушаниям генерального плана, депутаты использовали этот инструмент, чтобы конкретизировать свои предложения.

Моя задача — формировать в Омске сообщество людей, которым нравится электронная картография. Профессия востребованная, в Омске ей занимается мало кто. Кто начинает заниматься, тут же переезжает в Москву или даже дальше. Наличие интересных задач и общество, в котором их можно обсудить в Омске, — это здорово. IT это же не только программисты, это и авторы контента, и дизайнеры, и пользователи, и бета-тестеры. Люди могут быть с разными скилами, но их может эта область увлекать.

Роман Ковалев: Пожалуй, это лучшая реклама программирования картографических сервисов. Тот, кто начинает заниматься, сразу переезжает в Москву.



Ирина Стуканева: Мой посыл — искать не то что единомышленников, а людей, которые будут транслировать какие-то новые идеи в этой сфере. У нас же в городе автотранспортная академия, известная по всему северу.

Илья Севастьянов: А вам не кажется странной такая ситуация: вроде профессионалы здесь есть, но общения между ними не происходит. Градостроители сами по себе, транспортники сами по себе. Правда, последнее годы разные IT-компании стали пускать на свои площадки совершенно не айтишные мероприятия и пытаться как-то взаимодействовать с другими сферами. Был такой Сибирский хакатон, на котором планировали сделать городские приложения, но не смогли найти общего языка с городскими активистами. Хотя именно в них видели экспертов по городской среде.

Алексей Дударев: Общаться людям друг с другом тяжело. Нас в школе общаться не учат, в институте общаться не учат, и вообще культура у нас не подразумевает, что общение между людьми разных профессий, социального статуса, интересов важно и что от этого общения может быть какая-то польза. Поэтому и сложно. На ГИС-субботнике мы ориентировались прежде всего на айтишников, но они тоже живут в среде, они также ходят по колено в грязи, так же как и все остальные жители Омска.

Роман Ковалев: Место проклятое…

Ирина Стуканева: Так бывает, есть такие места на планете. Не самое худшее для жизни, может быть. Это загадка Омска. О ней поговорим отдельно. У меня много мнений на этот счет. А на чтениях, на конференции, я все-таки надеюсь увидеть людей, которые действительно заинтересованы. В том числе, чтобы пригласить их на работу.

Роман Ковалев: А все, кто занимается транспортом, сразу переезжают в Москву…

Ирина Стуканева: Не знаю, у меня таких знаний нет. Но очень многие нам отказали прийти со своими докладами, потому что мы не платим за них гонораров. Мы заинтересованы в молодых. И это могут быть не всегда транспортники, но и учителя географии, и кто угодно.

Илья Севастьянов: Но работать они будут над развитием других городов.

Ирина Стуканева: Да, война покажет.



Илья Севастьянов: Варвара, вы куратор секции про общественные пространства. Это же вообще места для общения. Чем комфортнее такое место, тем больше людей хочет его посетить, прогуляться. А это увеличивает количество контактов между горожанами. Может быть, и степень понимания друг друга.

Варвара Семина: Да, это та тема, или то место, где все объединяется: остановки, транспорт, IT-сопровождение, а люди непосредственные пользователи. Когда затевались чтения, вообще фокуса на Омске не было. 2 или 3 года назад мы пытались работать с Омском, но дело оказалось гиблым. А сейчас все развивается и есть надежда. Хотя у нас в городе очень много разных институтов и в том числе один из них негласно имеет вес во всех решениях.

Работать с Омском лично у нашего института не получалось. Но получалось у тех спикеров, которых мы пригласили. И это известный Ефим Фрейдин. Он придет и расскажет как раз о некоторых проблемах в городе, в том числе которые произошли с крепостью.

Общественные пространства… Мы тут все говорим много лет везде и всюду, как это, блин, классно и как всем это надо, но почему-то ничего не происходит. Ну потому что мы еще заложники всякого рода документов, законов о том, что должны содержать генеральные планы, например. Общественное пространство же это не просто парк, это целая система на уровне города. Помимо стандартных схем, которые выполняются для генерального плана, обязательно нужна схема общественных пространств. Ну потому что они и формируют город, среду, людей.

Илья Севастьянов: Эта общая у всех городская проблема отсутствия общения. Потому что мало мест, где люди могли бы общаться.

Варвара Семина: Они если и есть, то скоро их не будет. Часто они не закреплены, вот эти вот места общения, ничем. Это просто пустая территория, находящаяся в улично-дорожной сети. На ней может быть парковка, ларек и все что угодно. Сейчас мы хотим понять, как такие места находить, выделять и узаконивать. Такой первый классный опыт у нас был в Сургуте. Но вопрос — что дальше?

Кто, как и с помощью чего реализует вот эти проекты по общественным пространствам. «Град» работает со всей страной и приглашает сюда разных специалистов делиться опытом на эти первые три дня конференции. А на четвертый день мы решили сделать в более легкой форме чтения и позвали тех, у кого опыт не только по Москве и Питеру. Мы должны приравниваться к более периферийным городам, в них другое финансирование, другая система. Вот, например, будет секция Алексея Комова, который расскажет про Евпаторию. Там, кстати, схожие с Омском проблемы. Он будет рассказывать о методике простого и быстрого решения этих проблем. И это реальный опыт.

Это фокус — что вообще сделано в городах и как мы это можем использовать. И для меня это интересно потому, что та публика, которая будет нас слушать, возможно придет со своими идеями.



Пока что мы не совсем даже понимаем, что входит в понятие «общественное пространство», но попробуем разобраться. И не просто, что «вот мы собрались тут активисты и что-то сделали». А понять, как прописать это в законах. Чтобы все проектные институты не могли не учесть этих факторов и пожеланий граждан. Например, важно собирать данные, как люди воспринимают город. Без привлечения людей невозможно дальше иди. Нужно слушать тех, кто там живет, потому что им все равно виднее.

Должна быть выработана система, описанная в законе: какие необходимо учитывать данные, какие необходимо формировать карты для генеральных планов. Именно продвижением этой темы мы сейчас занимаемся. Не просто на уровне «а давайте все классно делать!» — и тут собираются все в Центре прикладной урбанистики и строят общественные пространства. Давайте серьезней этот вопрос решать, не просто на уровне нашей инициативы, а на уровне уже государственного масштаба. И тогда, если это будет так сделано и мы сможем эту тему продавить — тогда не будет другого выхода, в том числе и у Омска. Им придется делать эти схемы и с ними работать, и придется благоустраивать город.

Роман Ковалев: Да, есть стремление это все кодифицировать. Указать в кодексах, правилах. Пока что это все инициатива разработчика, заказчика, но не обязательная часть градостроительной политики. А нужно чтобы стала обязательной.

Илья Севастьянов: А есть вообще запрос на проведение урбанистических чтений в Омске. Как я понял, запрос на градостроительную конференцию профессиональный.



Роман Ковалев: Когда девелопер сможет условно красивое здание продавать дороже, чем некрасивое, тогда он будет делать красивые здания и будет приходить на конференции и слушать, как это делать. Или когда он не сможет строить некрасивые здания, потому что это будет кодифицированным требованием. Этого запроса сейчас нет. Сейчас нет никаких предпосылок, чтобы делать так, как нужно делать. Это чистая инициатива людей. Институт «Град» мог бы штамповать генпланы, делая только то, что заложено градостроительным кодексом, плевать на все общественные пространства. Это же вообще необязательная часть.

Варвара Семина: Мы выносим свои мысли на обсуждение и пытаемся понять: мы правильно думаем или не правильно? Аудитория помогает. Запроса в Омске мне тоже кажется, что нет.

Роман Ковалев: Что движет человеком, который хочет делать не так, как большинство делает или как положено минимальными нормами делать? Потому что хочется сделать круто. Что им движет? Какое-то что-то. Вот мы и ждем людей, у которых это что-то есть.



Автор фото: Кирилл Касаткин